Нам так не хватало «Демона»…

Демон

Трижды перекрестясь, как это очень трогательно сделала перед спектаклем миллион премьер видевшая на своем веку Лариса Абисаловна Гергиева, приступим к рассказу о великолепной и не требующей никаких скидок на провинциальность премьере оперы А. Рубинштейна «Демон» по одноименной гениальной поэме М. Лермонтова.

Сразу скажу, что высокий уровень солистов, представителей Мариинского театра (г.Санкт-Петербург), был ожидаем и предсказуем. Стыдно признаться, но завсегдатаи Национального театра оперы и балета г.Владикавказа ПРИВЫКЛИ к столичным певцам. Я бы назвала это словом «обнаглели», но не буду, лучше пусть это будет слово «избаловались». Так вот: от Мариинки мы знаем, чего ждать, но НАШИ хор и оркестр звучали просто великолепно. Лучше, чем «достойно» и «хорошо»; больше, чем «безупречно»; выше, чем «столично». Допускаю, что это была какая-то особая форма премьерного вдохновения, но в таком случае я бесконечно рада, что присутствовала на этом спектакле. Хотя мне кажется, что дело не в разовом успехе, а в том, что скрупулезная, планомерная и всесторонняя забота о театре Ларисы Абисаловны просто-напросто принесла плоды: труппа устремилась вверх, к высотам профессионального и творческого мастерства. Отсюда и нового качества звучание. Хор – запредельный. Оркестр – выше всяких похвал. УМНИЧКИ. Не зря половина артистов побросала свои букеты в оркестровую яму.

О мариинцах

Наталья Павлова, Тамара — «царица мира» в прямом смысле этого словосочетания, потому что и внешность, и голос, и костюмы, и актерское мастерство соответствуют уровню царицы, на котором настаивает на протяжении спектакля Демон.

Актрисе досталась невозможно сложная роль, диапазон эмоций – широчайший. От высшей степени радости, испытываемой девушкой перед свадьбой до такой же высшей степени горя невесты, потерявшей любимого человека. И любовь Тамары – тоже самая-самая: когда женщина страшится того, кого любит, но защиты ищет у него же, потому что дороже и важнее для нее никого на свете не существует, потому что он – единственный. И все это спето/сыграно так убедительно, что дух захватывает. Наталья Павлова показала, как сходят с ума, как борются со страстью, как томятся от бессилия, как начинают верить в собственное величие, как изнывают от любви, как становятся ангелами… И неземной красоты голос! Я уверена, что Наталья будет одной из самых востребованных певиц мира.

Хочется похвалить благородных князей Гудала (Юрий Евчук) и Синодала (Савва Хатаев), ангела (Екатерина Бондаренко), няню (Тамара Чочиева), слугу (Динар Джусоев), гонца (Амир Рахимов). Все – большие молодцы.

И о главном герое, о Демоне (Ярослав Петряник). Больше всего меня удивила вездесущность этого персонажа: он появлялся то справа, то слева, то сверху, то снизу, то из зала, то со сцены… Он заполнял собой все пространство театра, как и должно быть, пожалуй. Актер очень старался показать дьявольскую суть своего персонажа, хотя лермонтовский Демон не столько зол и жесток, сколько печален и глубоко несчастен. Он страдает больше, чем вредит миру, поэтому усилия Ярослава Петряника быть сердитым иногда казались несколько чрезмерными, не совсем оправданными. НО ГОЛОС! Уж не знаю, с небес или из преисподней, но в самую душу проникающий голос, за который, как говорится, эту самую душу можно этому самому дьяволу продать. Голос завораживающий, волшебный. И облик Демона хорош: кожаный плащ, огромный перстень с кровавым камнем, кулон в виде змеи, черные-черные волосы, горящие глаза… Блеск! Демонический, естественно.

О спектакле в целом нужно тоже сказать несколько слов. Есть гармония, такая редкая в наше время! Звуковая, эстетическая и даже цветовая: цвета в массовых сценах с людьми очень яркие, разнообразные, представлен весь спектр, а в сценах с потусторонними жителями строго соблюдена черно-белая гамма. Здорово придумано, что в келье Тамара, уже близкая к ангельскому существованию, одета во все белое. И трогательно, что она босая… А еще так тревожит и будоражит воображение подсвеченное красным золотое огромное распятие на фоне очень лаконичных интерьеров.

Никогда не предполагала, что можно отдельно говорить об удачных задниках: и узнаваемый грузинский пейзаж, и этнический орнамент, и, особенно, черное, бархатное, глубокое и бесконечное пространство, обиталище дьявола, пугающее и манящее, как он сам.

Символика спектакля (режиссер – Анатолий Галаов) очень точна. Простота ее, читаемость – это не примитив, а та самая степень глубины, которая не может не тронуть практически любого зрителя. Даже одинокая свеча, которая озаряет улетающую душу Тамары (Очень красиво!), а потом остается на сцене прямо под надписью «М.Лермонтов» как дань уважения и благодарности автору, становится емким и многомерным знаком, несущим в себе сразу несколько важных смыслов.

Очень понравилось белое, почти прозрачное, дышащее, меняющее очертания полотно, то ли воздух, то ли облако, то ли душа мира… Оно поглотило Тамару, окутало ее измученное существо нежностью.

Костюмы (художник – Варвара Евчук) не просто этнически точны и классно выполнены, но еще и создают то намеренно яркую, то намеренно монохромную картинку, о которой уже говорилось.

Все получилось! Все срослось! Все смоглось, состоялось и сделалось! И послевкусие от спектакля по прошествии какого-то времени заставляет трепетать внутри задетые создателями осетинского «Демона» струны. Путь звучат, это так здорово, что примиряет и с Демоном, и со злом, которого вокруг больше, чем хотелось бы, и даже со смертью. Пока есть на свете ТАКАЯ музыка, можно и нужно жить. Именно подобные чувства в античной культуре назвали катарсисом и считали их подлинной сутью искусства, его целью и смыслом. В нашем владикавказском пространстве большого искусства прибыло. Так и хочется сказать: «Аминь». Не знаю только, уместно ли…